До змісту

Нужна ли философия современному человеку. Эссе

Публікація від 10 січня 2018.

«Человеку в современном мире необходима философия»

Сегодня в мире коммуникаций между людьми, где общение играет важнейшую роль в жизни человека, а научные знания прогрессируют со скоростью звука невозможно существовать без связи своих мыслей и, иногда, даже действий с философией.

Мир, в котором мы живем наполненный, как никогда, разнообразием знаний, гуманистических ценностей, жизненных ориентиров, осложненным бытием самого человека, который, вопреки ожиданиям, имеет целый список неожиданных проблем. В этих условиях создать целостный образ мира – неподвластная задача для отдельной личности. Но решать эту задачу нужно и необходимо, поскольку в противном случае человечество вынуждено будет утонуть в сциентизме, нравственной неполноценности, наконец, духовной несостоятельности. Наиболее продуктивно эту задачу может выполнить философия, которая всегда была надежным другом и советчиком в решении противоречий между человеком и миром. Ведь даже, на, казалось бы, простейший вопрос «зачем я здесь?» ответит далеко не каждый пятый.

Философия является активизацией творческих возможностей человека в его стремлении понять жизнь, она всегда направлена ​​против краха, кризиса, упадка цивилизации, культуры и духовности человека. Философская рефлексия в наибольшей степени способствовала получению человеком свободы. Человечество, которое давно уже осознало роль и значение философии, всегда обращаться к богатству ее идей. Благодаря им только и можно обнаружить, понять и развить глубинные смыслы своего собственного бытия, которые выступают в различных символических формах – языковых, культурных, технических, информационных и тому подобное.

Простейшей формой бытия философии является философская идея. Философская идея обнаруживает объективную смысловую направленность содержания объединенных в ней понятий. Она добавляет нашему мышлению то, чего в нем бы и не было. И что вместе с тем есть ему чужим. Философское мышление, собственно, начинается с удивления: как это пришло мне в голову? А потом: и я это всегда знал! «Ничто не возникает из ничего», «Мир материальный»  – все это философские идеи. Только это идеи разной сложности и разного смыслового объема. Одни из них возникают у истоков философии, другие смогли вырасти только на ветвях тысячелетнего дерева философии. Но все они равны в том, что требующие объяснения и обоснования, своего дальнейшего развертывания в определенную организованную форму философского знания. А это уже является превращение философской идеи на философское учение. Философские учения, как правило, представляют собой последовательное развертывание философской идеи или ряда философских идей, осуществляемое каким-либо мыслителем. Имея своим почвой творческую личность философа, разные, даже противоречивые идеи образуют здесь смысловое единство. В качестве примера такой противоречивой единства можно взять, скажем, учение Канта.

     Когда тот или иной философ выстраивает свой образ человека и мира, имея в виду уже некоторые устоявшиеся идеи, не трудно определить родство учение с другими философскими системами. Такая форма общности получила название философской школы. То, что большинство античных философов и мыслителей Востока творили в пределах какой-то определенной идейной общности, объясняется и сохраненной уважением к традиционному, устоявшегося, и почтительностью к людям, способных к значительным творческих свершений. Отсюда авторитет учителя и готовность отречься от своих собственных замыслов и надежд на духовные открытия ради продолжения и утверждение идей Учителя.

В современном мире и в понимании современного человека философия, как «любовь к мудрости» учит быть мудрым, учить мыслить. Множество современных философов говорят: «Надо учить не мыслям, а мыслить». И это есть, на мой взгляд, аксиома современной философии. Ведь лишь тот человек, который может самостоятельно проанализировать ту или иную ситуацию из своей жизни, может сделать из нее вывод, как говорится: «умные учатся на чужих ошибках, а дураки на своих».

В поддержку этого аргумента можно добавить тезу великого философа, представителя Германской Классической Философии Вильгельма Фридриха Гегеля. Он говорил: «История нас учит лишь тому, что мы (человечество) не выносим с нее никаких уроков». Что имел ввиду мыслитель? Не о анализе исторических событий и мировой истории в общем он говорил?

Философия, говоря простым языком – это всего-навсего способность задавать вопросы, быть любопытным. Таким образом можно заявить, что все мы становимся в какой-то степени философами еще в детстве. Так, к примеру, трехлетний ребенок задает огромное количество вопросов о том, как происходит то или иное явление, отчего в жизни случаются какие-либо события. Так он учится размышлять, познает мир. Взрослые, на мой взгляд, в этом плане не слишком отличаются от детей – философия нужна им, чтобы выяснять что-то новое, развиваться, продвигаться вперед и находить новые решения. То, что философские вопросы в большинстве случаев не имеют ответов – не проблема. Сам ответ не важен. Важен его поиск. Именно эта способность вопрошать делает человека человеком, помогает оставаться адекватным в этом мире. В современном мире умение размышлять над глобальными проблемами крайне важно для каждого. Поиск нестандартных решений, умение обнаружить новое на «старом» месте, способность посмотреть на ту или иную ситуацию со стороны и прийти к какому-либо выводу – это позволяет каждому из нас шагать вперед самим, эффективно взаимодействовать с другими и развивать все общество. Так мы можем смело заявить о том, что и телефон, который каждый из нас без исключения имеет в кармане своей сумки, компьютер, автомобиль – это продукт философии. Ведь если бы человек однажды не задумался о том, как бы ему быстрее передвигаться по сему грешному миру, или как бы быстрее передавать ту или иную информацию, мы бы сейчас жили в совсем ином мире.

С другой стороны – философия тождественна понятию мудрость, следовательно тождественна слову опыт. Почему в большинстве случаев мы называем мудрым уже  достаточно пожилых людей? Именно потому, что они в меру длительности своей жизни имеют за плечами огромный опыт, который им позволяет практически без малейших усилий помогать нам в решении наших проблем, которые для нас кажутся неподъемными.

В подтверждение этого аргумента смоделируем ситуацию. В семье есть два ребенка. Младший брат услышал по телевизору, что его любимый мультик начинается о, допустим, 19.00, и он спрашивает у старшей сестры: «А когда это, 19.00». И она отвечает: «Через, допустим, пол часа». У сестры, которая на 10 лет старше брата жизненный опыт больше, нежели у брата. И ей посчитать, сколько времени осталось до 19.00 не составит ни малейшего труда, для брата же – это непосильная задача.

Мне кажется, что мы не должны ставить вообще вопроса «Зачем нам любовь к мудрости?» Мы же не спрашиваем себя о том, зачем нам мудрость.

Философия, как и искусство, это врожденная потребность человека. Человек не может без нее существовать. Ведь она появилась задолго до того как начали существовать первые философы. Творчество дикаря – это особая форма отношения к миру, к действительности. Выходит человек философствовал изначально. Вначале это в мифе проявлялось, потом в текстах, которые он оставлял после себя, поэтому запретить человеку философствовать невозможно. Другое дело, что в какие-то исторические периоды человечеству навязывались определенная форма философии. Она внедрялась в сознание, она шла не от сердца, а от разума и это приводило всегда к печальным последствиям.

Для различных социальных организаций и общества в целом философия выступает другой своей стороной. Практически ни одно государство мира (исключая переходных, «аморфных» этапов) не может обойтись без обобщенной философской стратегии развития. Программа каждой партии также обязательно включает в себя (как базисные) философские положения. Дело здесь в том, что философия выступает накопленным и обобщенным духовным опытом человечества. Тем опытом, с которого необходимо брать уроки.

Философия также заключает основные духовные результаты каждой данной эпохи и выступает как предсказательница новой исторической перспективы. Это позволяет ей судить о настоящем, с одной стороны, на основе отрефлексированных опыта прошлых поколений, а с другой – с точки зрения будущего. Это означает, что философия берет на себя роль критической «селекции», аккумуляции мировоззренческого опыта и его передачи будущим поколениям.

Философия обращена не только в прошлое и настоящее, но и в будущее. Как форма теоретической мысли она обладает мощными конструктивными возможностями творческого формирования принципиально новых идей, мировоззренческих идеалов. Философия способна мысленно «проигрывать» различные варианты миропонимания («возможные миры»), вроде заготавливая пробные системы мировоззрения и будущего, которое никогда не бывает полностью понятным для нынешнего поколения.

Так, философия с позиции обыденного сознания, непосредственно включена в повседневную человеческую жизнь, и такой недоверчивый, даже подозрительный взгляд на все, что стремится подняться над повседневностью, подвергнуть его самоочевидности сомнению, – такой взгляд для обыденного сознания естественный и даже определенной степени необходимым. Потому условием его жизнеспособности является тесное сочетание с повседневным опытом и практической действием, безоговорочное принятие и реализация устоявшихся жизненных ориентиров и стандартов. Любой вопрос, попытка проблематизировать жизненно-практическую ситуацию, попытка увидеть ее с другой стороны.

     И повседневная жизнь по тем же ориентирам, управляема теми же нормами несколько напоминает движение по рельсам, проложенным по широкой зеленой долине (или вдоль долины иль же поперек нее – это уже зависит от внешних обстоятельств). Конечно, двигаться по рельсам легче. Но сколько возможностей мы теряем, оставаясь навсегда на этих рельсах! Так же как рельсовая колея является упрощением пути, а путь является упрощением пространства, так же наши обыденные представления о мире и наша жизнь в нем есть упрощением человеческой духовности вообще.

Наконец, бытие философии является неотъемлемым от бытия культуры, от всего человеческого бытия в целом. Уже рассмотрение вопроса о национальном своеобразии философии показало, что философские идеи возникают и утверждаются в органической связи с глубокими слоями человеческого бытия. Они порождаются практическими жизненными ситуациями и религиозными дискуссиями, политической борьбой и столкновением художественно-эстетических вкусов и предпочтений. Они возвращаются в социально-культурное бытие через систему образования и искусство, через политические программы и религиозные поучения. Итак, живая философская мысль неизбежно выходит за рамки профессионального философского знания и пронизывает собой все звенья культурной жизни общества. Не случайно Виндельбанд (1848 – 1915), верный традициям немецкой основательности и систематичности, назвал свой труд так: “История философии Нового времени в ее связи с общей культурой и отдельными науками”. Нетрудно видеть, что Виндельбанду не хватает какого-то понятия для сжатого определения бытия философии во всей его конкретности и многомерности. Такое понятие было предложено и обосновано киевскими философами. Это понятие – философская культура.

И, подводя итоги, я хочу сказать о том, что философия существует в сознании каждого из нас. Иногда даже на подсознательном уровне. Мы анализируем, проводим параллели, мыслим, обдумываем дальнейшие действия не замечая этого. А в этом как раз и есть наша философия. Наша «любовь к мудрости», наш опыт и наша мудрость.

Максим Сльозкін